o_huallachain: (Лето)
Это видеоролик про нашу экспедицию. Когда мы стояли на берегу Онежского озера у впадения в него реки Андомы. Выпускники наши, которые уж много лет ездят в экспедицию (а когда-то ездили ведь и как гимназисты, а не как выпускники) - так вот, выпускники построили качели. В прошлом году, когда мы ездили в Прибайкалье, тоже были качели. И я уже думала, что более крутых качелей построить нельзя.

Однако оказалось, что я была не права.

Можно.

Качелики этого года были гораздо, гора-а-аздо круче. Скажу честно: не заорать, когда тебя на них качают, было практически невозможно. Качели этого года - это почти как летать.

Видеовзвизги )

thanx to [livejournal.com profile] yura_mo!

...и начну-ка я наконец выкладывать фотографии лета - Поонежье, а потом и Одессу...

o_huallachain: (Лето)
Остров Никольский, находящийся в устье Северной Двины, был конечной точкой нашей летней экспедиции. Там должны были собраться многочисленные экспедиционные группы, чтобы провести конференцию - рассказать на докладах, где побывали и что делали, повидаться-пообщаться. Но про конференцию рассказ отдельный, а пока- про остров.

Остров Никольский большой: десять километров только в ширину и куда больше в длину. На острове несколько сёл и деревень; сейчас там почти никто не остаётся на зиму - деревни обитаемы только летом, когда гостят те, кто приехал на "дачный сезон". Мы стояли у когда-то большого, а ныне практически необитаемого зимой села Красное: зимуют там лишь пять-шесть человек. А когда-то оно было обширным, людным и богатым: рыбный промысел, маслобойня, кирпичный завод... Самый большой дом в селе принадлежал бывшему владельцу этого сам ого кирпичного завода: двухэтажный, во много окон, с мезонином. Сейчас верхний этаж заколочен, да и в просторном нижнем никто не живёт.

За селом стоят два ветряка, которые поставили когда-то по плану Черномырдина (так сказали в селе). Но их оказалось недостаточно, чтобы снабжать село электричеством: нужно было четыре, а лучше пять. Аккумуляторы и провода растащили, и ветряки впустую гудят на морском ветру.

А село красивейшее. Было ли оно и раньше Красным или его переименовали после революции - выяснить не удалось. Добротные избы - передняя часть для людей, задняя для сенника и для скотины; баньки у каждой избы, лодки, сани, телеги. Сейчас в селе только одна лошадь, есть козы, но сена мало, и траву с дальних покосов зачастую приходится приносить или привозить.

Есть и новые избы - с тарелками спутниковых антенн, с подкрашенными наличниками, с аккуратной, поправленной изгородью. Но таких меньшинство. Большинство - заколоченные, покосившиеся, в седой от ветра и дождя дранке на крыше. Раньше семьи были большими, и избы строили просторные, чтобы всем хватило места. Теперь людей мало. В избе, принадлежащей речфлоту, над дверью красуется задержавшийся с Бог-знает-какого времени портрет Брежнева, потемневший от старости.

Хоть мы и пробыли там вс его три дня, но впечатлений осталось много: и от самого села, и от тёплой, неспешной Северной Двины, на берегу которой стоял наш лагерь, и от погоды. Такого разнообразия погоды не было за всю поездку: в первый день солнце через облака, ночью начался дождь, который лил половину второго дня, а затем, как по команде, прекратился, выглянуло солнце и не скрывалось до вечера третьего дня, когда с Архангельска на остров наползла туча, равных которой я не видела никогда в жизни. Эх, жаль, моей водонеубиваемой цифромыльницей нельзя снять панораму - уж очень величественное и страшное было зрелище. Туча представляла собой как бы огромную тарелку с двойным ободом, а снизу под тарелкой была тёмно-серая облачно-дождевая "ножка". Фронт двигался очень быстро и был чётким, как ножом обрезанным. Когда край "тарелки" накрыл нас, стало видно, что нижний ободок - это вал светлых, почти белых облаков, на которых лежит основная громада свинцовой тучи. В середине огромной тучи было небольшое по сравнению с её размерами отверстие, вроде промоины во льду - было видно небо, а затем надвинулась вторая часть огромного диска и тут-то нас немилосердно полило дождём! Первая часть тучи почему-то не вылила на нас ни капли. Дождь, с ураганным ветром, длился долго - те, кто не спрятался по палаткам и остался посмотреть на тучу, пережидали его под тентом у костра, на котором я пекла лепёшки с сыром. А потом туча сдвинулась ниже по течению Двины, загорелся невероятный малиновый закат и долго-долго не гас, освещая полнеба. А на той стороне Двины была багровая закатная радуга.





Дальше? Много фотографий )
o_huallachain: (Лето)
После Зимнего берега Белого моря мы отправились на Пинегу - через Архангельск, переночевав в ставшем уже знакомым общежитии, оставив там коробки с геологическими образцами. Путь до Пинеги небоизок - часа четыре мы тряслись в пазике по пыльным летним дорогам. Половину пазика занимали рюкзаки и коробки с оборудованием и едой, а люди ехали кто как хотел - кто-то на сиденьях, кто-то на рюкзаках. Было жарко, потно и тряско, и к концу нашего пути уже очень хотелось чистого воздуха и прохладной воды. Но когда я увидела место, где должен был встать наш лагерь, усталость отступила.

Сверкающая на солнце неспешная и широкая река, поля на том её берегу, в пятнах солнца, светившего в разрывы меж облаками. Травы и цветы - по грудь: розовые головки клевера, ясно-синяя, под цвет неба, луговая герань, мышиный горошек, дурманяще ароматная таволга - шапками вдоль реки, кульбаба, глазастые ромашки-поповники. И необъятная песчаная коса, волнистая, как старинная стиральная доска, единственные следы на которой были от редких чаек.

Вода в реке оказалась неожиданно тёплой, а сама река - неожиданно мелкой: берег уходил вниз совсем незаметно, так что, чтобы окунуться, надо было уходить далеко: сказывалась намытая рекой песчаная коса. Но зато можно было долго-долго барахтаться в этой прозрачной, не по-северному прогретой воде, передвигаться, цепляясь руками за ребристое песчаное дно - как в детстве, когда учат плавать. Или просто лечь на спину и, глядя в небо, плыть по течению, пока вдруг не повернёшь голову и не увидишь, что лагерь уже совсем далеко, потому что река небыстрая только на первый взгляд.

Если пройти чуть-чуть по течению Пинеги - откроются рыжие обрывистые берега, сложенные гипсами: белыми, как кость, почти оранжевыми, голубыми. В логах и берегах есть множество родников и карстовые пещеры. А на нагретых солнцем склонах растёт земляника.

А ещё была баня, и купание голышом в вечерней Пинеге, и игра в салочки на широкой песчаной косе, и вечерний чай на костре, и ночные разговоры у костра - не сказать "дотемна", потому что темно не становилось.

То и дело налетали дожди, но они были кратки и даже промочить толком не могли: только что было ясно, и вдруг уже потемнело, надвинулась грифельно-серая туча, и полил дождь, гулко стуча по траве и по крыше палатки - а вот уже и голубая прореха в облаках, и тучу уносит куда-то за Пинегу, и стоит над горизонтом разноцветная радуга.





Река Пинега )
o_huallachain: (Лето)
У Белого моря много берегов: есть берег Терский, есть Кандалакшский, Карельский, Поморский, Онежский и часть его - Лямицкий. Есть Мезенский, который порой делят на Абрамовский и Конушинский берега,и Канинский. А ещё есть Летний и Зимний.

На Зимнем мы и были. Там, где неподалёку в море впадает река Ерга.

Высоки берега Белого моря на Зимнем берегу. Высоки и сложены древними сланцами, которые расслаиваются на ровные, как досочки, пластинки. Из крутых каменистых берегов, с осыпями и трещинами, то и дело выбиваются родники. Семь, а то и восемь водных горизонтов отчётливо видно, если отъехать от берега на лодке. Утром ручейки бойче и текут дальше, а к вечеру пересыхают на солнце и жаре.

Что сказать про Белое море? Не знаю. Потому что слишком его люблю. Что про него ни скажи - всё будет мало и плоско. Это самое прекрасное море на свете. В нём живут рыбы, морские звёзды (одну, красную, с жуткими тентаклями из-под мантии изловили и в миску посадили, сфотографировали, а потом отпустили). В нём живут дельфины-белухи, которых мы видели и с корабля, и с лодок - они выставляют раздвоенные хвосты и выныривают, показывая белые лоснящиеся спины. Оно выбрасывает на берег брёвна, обрывки сетей, поплавки и фестончатые ленты ламинарии. Оно отступает в отлив, обнажая полосу литорали, и подступает в прилив, подчиняясь притяжению Луны, скрывая торчащие камни, съедая полоску гальки и песка. Оно тёплое, хоть и северное, и в нём можно плавать подолгу. Вода его солёна, но не режет глаз. Вечерами солнце долго медлит над его водами, чтобы лишь после полуночи прикоснуться к горизонту и замереть на нём. А какие там закаты - малиновые, шафранные, рдяные! А как здорово гонять по Белому морю на белой повозке о двадцати белогривых лошадях, которая подчиняется любому твоему движению! Качаться на волнах, мчать за солнцем по дорожке из расплавленного золота, прыгать с борта в прохладную ласковость воды. А доплыв до берега - перебирать камешки, блестящие среди пены, сохнуть на тёплом южном ветру, несущем запахи трав и цветов, идти вдоль кромки моря по упруго проминающемуся под босыми пятками песку. Солнце тяжело ложится на плечи, а вода из прибрежных родников сладка и холодна.

Море дарит вкусную рыбу, морской ветер прогоняет докучливых комаров, да и злые оводы не рискуют забираться далеко от берега. Море неустанно плещет ночью и днём, и под плеск его так хорошо и спать, и просыпаться.

И на корабле по морю - по ровной, чуть тронутой рябью его глади, при лёгкой качке - так хорошо лежать на палубе, словно на спине доброго морского зверя, который знай себе плывёт мимо берегов и маяков, мерно покачиваясь под тобой, а плыть долго, часов восемь от Архангельска, но не наскучит, потому что оно такое прекрасное и такое разное - Белое море.




Фотографии с Зимнего бегера-2009 )
o_huallachain: (Фотки)
За время экспедиции мы побывали в Архангельске четыре раза. Первый - когда приехали из Москвы. Второй - когда вернулись с Зимнего берега, перед отъездом на Пинегу. Третий - когда ехали на конференцию, на остров Никольский. Четвёртый - перед отъездом в Москву. Но лишь в первый раз мы пробыли в городе достаточно, чтобы хоть немного с городом познакомиться - походить по улицам, посмотреть на людей и на дома, увидеть хоть что-то.

Архангельск огромен: нам же удалось побродить лишь по территории, прилегающей к улице Володарского: там находилось украшенное картинками с красотками на стенах и надписями типа "Подъём!" на потолке общежитие, где мы ночевали. Районы Соломбала и Фактория мы видели только проездом.

Несмотря на прошедшие почти сто лет, город по-прежнему похож на то, как его описывал Борис Шергин:

"Улицы в Архангельском городе широки, долги и прямы. На берегу и у торгового звена много каменного строенья, а по улицам и по концам город весь бревенчатый. У нас не любят жить в камне. В сосновом доме воздух легкий и вольный. Строят в два этажа, с вышками, в три, в пять, в семь, в девять окон по фасаду. Дома еще недавно пестро расписывали красками, зеленью, ультрамарином, белилами.
Многие улицы вымощены бревнами, а возле домов обегают по всему городу из конца в конец тесовые широкие мостки для пешей ходьбы. По этим мосточкам век бы бегал. Старым ногам спокойно, молодым – весело и резво. Шаг по асфальту и камню отдается в нашем теле, а ступанье по доскам расходится по дереву, оттого никогда не устают ноги по деревянным нашим мосточкам.
Середи города над водами еще недавно стояли угрюмые башни древних гостиных дворов, немецкого и русского. Сюда встарь выгружали заморские «гости» – купцы – свои товары. Потом здесь была портовая таможня. Отсюда к морю берег густо зарос шиповником; когда он цветет, на набережных пахнет розами. Набережные покрыты кудрявой зеленью. Тут березы шумят, тут цветы и травы сажены узорами".


Город широкий и светлый. Архангельск красив, несмотря на неоднородность: то деревянные двухэтажные дома и деревянные же тротуары, то кварталы стандартной застройки, с домами, посеревшими от ветров и непогоды, то кичливые кирпичные особняки современных богатеев. Ещё недавно в Архангельские ходил самый северный на свете трамвай, но в 2004 году трамвай ликвидировали, рельсы продали на металлолом. Снесли и знаменитый "дом Сутягина", бывший самым высоким деревянным зданием в мире. Хорошо бы не портили дальше...







Много фотографий Архангельска, дома и улицы )
o_huallachain: (Лето)
Закончилась наша экспедиция "Русский Север - 2009", и мы вернулись домой, распаковывать рюкзаки, стирать пропахшие дымом вещи, сушить палатки, радоваться ваннам с горячей водой и прочим сантехническим фаянсовым чудесам, разбирать образцы и фотографии.

Наш маршрут в этом году пролегал так: Москва - Архангельск - Зимний берег Белого моря, рядом с рекой Ерга окрестности реки Пинега - остров Никольский в дельте Северной Двины, село Красное - Архангельск - Москва.



Чудесно было. Больше всего на свете люблю наш Север.

Под катом - восемь фотографий, по две из каждой точки дислокации. )

Фотографий много, выкладывать буду по частям - Архангельск, Зимний Берег, Пинега и остров Никольский.
o_huallachain: (Фотки)
Прошла неделя с того дня, как мы вернулись из Карелии. Потихоньку бледнеет тёмный северный загар, убрано по местам экспедиционное барахло, в доме не витают запахи дыма, казалось, неистребимо въевшиеся в рюкзаки, одежду, волосы. Следующая экспедиция будет нескоро.



Про экспедицию в Карелию, много картинок! )

Другой взгляд на экспедицию в Костомукшский НП - здесь, у [livejournal.com profile] koluch_chado
o_huallachain: (Default)
Город, в котором бывать случилось столько раз, что и не сосчитать. В этом году не получилось поехать на Север на начало января, как всегда. Жаль. Вот он - Каргополь.



Дальше про Каргополь с картинками, осторожно, траффик! )

Фотки на этот раз не мои, собственных цифровых нет, а сканировать лень. ;-)
o_huallachain: (Default)
Север, Беломорье - это не Беловодье, полувыдуманная, полуреальная страна всеобщего благоденствия.

37,84 КБ

Север - это день почти без ночи летом, когда солнце ходит кругом горизонта, и самое тёмное время суток - жемчужно-серое, дымчатое, чуть нереальное. Когда море то приступает, медленно, незримо, заливая камни, то отступает, обнажает обросшие водорослями коряги и морских звёзд.

Это ночь почти без дня зимой, когда огонёк от свечи в окне видно за несколько километров, когда звёзды яркие и колючие, луна светит холодным серебряным светом, тени на снегу как будто из бархата. Когда, если прислушаться, можно услышать, как начинает падать снег на том берегу озера.

Это грозы и метели, комары и позёмка, радуги и отражение луны в снегу. Свет лета и тьма зимы.

Я его очень люблю, Север.

Посмотреть на закаты и восходы на Севере, осторожно, злой траффик! )

Profile

o_huallachain: (Default)
o_huallachain

June 2012

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17 181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 04:27 am
Powered by Dreamwidth Studios